Сумей простить

Он был неплохим рабочим,
А в целом трудяга простой:
Работал с утра и до ночи.
И вот возвращался домой.
Любуясь звенящей весною,
Он шёл по деревне родной
И слушал, внимая душою,
Как ветер играет с травой.
Он очень любил природу.
Любил погулять под луной,
Смотреться в озёрную воду
С любимой своею женой.
Жену свою Машеньку нежно,
Безумно и сильно любил,
Любил безгранично, безбрежно,
С ней горе и радость делил.
Погрязший в заботах и квёлый,
Уставший в работе, без сил,
Но всё же беспечно весёлый
К родному крыльцу подходил.
Он думал, что Машенька встретит,
Но милой на лесенке нет,
Как странно – в окошке не светит
Тоскливо струящийся свет.
Он думал: “уснула, родная,
Устав поджидать молодца,
Устала, глаза не смыкая,
Любимого ждать у крыльца”.
Беззвучно, бесшумно ступая,
Он в дом молчаливый прошёл,
Жену разбудить не желая,
К ней в комнату тихо вошёл.
И тут он вдруг остановился,
Не веря уставшим глазам.
И взор, как туман помутился,
Давая свободу слезам.
И дрожь зародилася в теле,
Он видит, что прямо пред ним
В блаженстве на белой постели
Жена его Маша с другим.
И сердце наполнилось кровью,
Нал;лось безбрежной тоской.
Он жил и дышал лишь любовью,
Теперь же с любимой другой.
Надежды на счастье разбиты,
А сердце ускорило стук,
Вся боль и вся горечь обиды
В нём вспыхнули яростью вдруг.
И злоба с невиданной силой
Кипела безудержно в нём.
Он, выйдя из комнаты милой,
Пошёл за своим топором.
Он Машеньке верил напрасно,
Надеялся зря и мечтал,
Напрасно любил её страстно,
Теперь же он правду узнал.
Горячая жажда отмщенья
Давила на душу ему.
Супруге не будет прощенья,
Не быть с ней теперь никому.
И нет его горести края;
Он с силою сжал свой кулак
И, настежь раскрыв дверь сарая,
Беззвучно шагнул в полумрак.
Кровавая жажда проснулась,
Наполнился яростью взор,
Рука к рукоятке метнулась –
Он с пола поднял свой топор.
Сейчас он к любимой вернётся
И ей отомстит за любовь.
Холодная сталь прикоснётся
До сердца, и алая кровь
Фонтаном безжизненным хлынет,
А милая наземь падёт
И в позе предсмертной застынет
И вечный покой обретёт.
Вот так в тишине размышляя,
Обратно идти он хотел
К любимой жене, представляя
Печаль окровавленных тел,
Как длинные чёрные тени
Рисуют ужасный узор.
Но вдруг он упал на колени
И выронил острый топор.
Он Машеньку искренне любит,
В душе его ревность – змея.
А время отмщенья наступит,
Но только не он судия.
Склонившись в тоске головою,
Потупил невидящий взор,
Слезу вытирая рукою,
Подальше отбросил топор.
Усталый и горем убитый,
Он вышел на улицу, в ночь,
Побрёл он, туманом укрытый,
От дома родимого прочь.

© 2020. Мир стихов — Красивые стихи для души.